Loading...

wrapper

Новостная лента

В последние годы суды стали все чаще вставать на сторону налоговиков. Прежде чем предъявлять иск, нужно оценить шансы компании на победу в налоговом споре. Рассмотрим 5 ситуаций, из которых видно, когда судьи встают на сторону компании, а когда поддерживают налоговую.

  • Ошибка инспекторов в расчетах. У компании будет минимальный риск проиграть налоговый спор, если Вы докажете, что инспекторы провели неверные расчеты. А также если убедите судью, что без спорной сделки, которую ИФНС сочла фиктивной, компания не смогла бы исполнить принятые обязательства.

Пример: инспекция по требованию суда представила в материалы дела расчет перерасхода компанией металла. Данные проверил суд и признал, что они неверные. Он также пришел к выводу, что без спорной поставки налогоплательщик не выпустил бы реальное количество продукции (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 07.09.2018 по делу № А27-23909/2017).

  • Если суд откажется самостоятельно производить перерасчеты, тогда сделайте их сами и представьте сведения суду, чтобы опровергнуть позицию налоговой.

Пример: инспекция на проверке доначислила обществу налоги. Чтобы сохранить доначисления, в суде проверяющие пытались доказать нереальность отношений общества с контрагентом. Налоговики указывали, что именно само общество в лице своих четверых сотрудников выполнило спорные работы. Инспекция на этом основании доначислила налоги, а также насчитала пени и выписала штрафы. Чтобы опровергнуть выводы инспекции, общество представило расчет. Согласно ему, на спорные работы было необходимо потратить 2465,52 человеко-часа. Но сотрудники налогоплательщика в период спорных работ выполняли прямые обязанности по основному месту работы и отработали 1282 часа. Это подтверждали табели учета рабочего времени. Из сведений налогоплательщика было видно: чтобы помимо основной работы сотрудники общества выполнили еще и спорные, потребовалось бы 3747,52 часа (2465,52 часа 1282 часа). Это значит, что люди должны были работать 2 месяца без выходных по 16 часов каждый день (3747,52 часа: 60 дней: 4 человека). Суд признал, что сделать это физически невозможно, отклонил доводы налоговой и отменил ее решение (Постановление Четвертого ААС от 01.09.2016 по делу № А19-20888/2015).

  • Контролирующее лицо не установлено налоговиками. Здесь также будет минимальный риск проиграть налоговый спор. Инспекторы в суде доказывают, что с помощью однодневки компания увеличивала вычеты и расходы по налогу на прибыль. При этом они обязаны подтвердить, что компания контролировала однодневку. Если доказательств не будет, то суд встанет на сторону налогоплательщика.

Пример: две ИФНС проверяли поставщиков из одной цепочки, в которой товар по документам прошел через 5 компаний. Первая ИФНС проверяла ЗАО-1 и установила, что общество заключило договор поставки с подконтрольной ей однодневкой — ООО. Проверяющие решили, что ЗАО-1 получило необоснованную налоговую выгоду и доначислили ему НДС и налог на прибыль. Вторая инспекция проверяла ЗАО-2 и установила, что по тем же поставкам товара обществом, которое контролировало ООО, было не ЗАО-1, а ЗАО-2. Ему также доначислили недоимку по налогам, пени и выписали штраф. ЗАО-1 не согласилось с доначислениями и подало иск. Разбирательство дошло до ВС. Коллегия указала, что инспекции не установили лицо, которое контролировало однодневку. Первая ИФНС неправомерно доначислила налоги ЗАО-1. Ведь нельзя делать разные выводы по одним и тем же операциям налогоплательщиков из одной цепочки поставки товаров (Определение ВС от 27.09.2018 по делу № А40- 32793/2017). Эту позицию уже применяют суды на практике (Постановление АС Московского округа от 07.11.2018 по делу № А40-187217/2017).

  • Доначисление ИФНС налогов по ложным доказательствам. Здесь опять же будет минимальный риск проиграть налоговый спор. Инспекторы могут заявить ложные доводы, чтобы доказать свою позицию. Если налогоплательщик сообщит об этом или суд обнаружит, что доказательства сфальсифицировали, то компания выиграет разбирательство.

Пример: ИФНС доказывала, что на спорном транспорте нельзя было перевозить песок. В доказательство ИФНС представила ответ на свой запрос из ГИБДД. Суд установил, что инспекция на самом деле не запрашивала в ГИБДД данные на машину, поэтому получить ответ от нее просто не могла. Суд также установил и другие факты того, что инспекция представила ложные доказательства, и это стало одним из решающих доводов в пользу налогоплательщика (Постановление Девятого ААС от 23.05.2018 по делу № А40-175533/2017).

  • Заявление налоговиков о том, что компания незаконно дробит бизнес. Шансы выиграть дело 50/50. Компания может разделиться на несколько более мелких организаций, где каждая из них будет заниматься отдельным направлением в бизнесе. Для налоговиков такое разделение подозрительно, они видят в нем дробление с целью ухода от налогов. Но если компания докажет, что поделила бизнес по объективным причинам, то суд встанет на ее сторону.

Пример: Налогоплательщик подтвердил, что разделил компанию на 2 из-за конкуренции на рынке. Он доказал, что с момента создания вторая организация самостоятельно заключала договоры с контрагентами. Также она формировала собственную материально-техническую базу. Кроме того, она получила лицензию на указанный вид деятельности. Это произошло, когда налогоплательщик прекратил заниматься тем видом, который взяла на себя вторая организация. Суд принял такие аргументы и не поддержал инспекцию (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 16.05.2018 по делу № А67-476/2017).

  • Но есть и дела о дроблении, которые развиваются по-другому. Налоговики могут обнаружить на проверке, что у всех компаний в схеме единый бухгалтер и кадровик, их счета открыты в одном банке, у них единый персонал. При таких обстоятельствах инспекторы делают вывод, что компания специально разделила бизнес, чтобы получить необоснованную налоговую выгоду. Судьи встают на сторону ИФНС (Определение ВС от 27.08.2018 по делу № А27-10485/2017).
  • Суд признал директора виновным по уголовному делу. В этой ситуации есть большой риск проиграть налоговый спор. Иск общества суды не удовлетворят, если в отношении директора есть обвинительный приговор за уклонение от уплаты налогов.

Пример: ИФНС утверждала, что общество не могло приобрести строительный песок у спорных контрагентов. Сделки были нереальными, из-за этого налоговые инспекторы доначислили обществу НДС. Общество не согласилось с доначислениями налоговиков и обратилось в суд, чтобы признать их решение незаконным. Пока суд рассматривал заявление общества, в отношении директора по уголовному делу вынесли обвинительный приговор. Его признали виновным в уклонении от уплаты налогов (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК). Для арбитражного суда обвинительный приговор в отношении директора стал основанием отказать обществу в удовлетворении иска и жалоб. Судьи отметили, что налоговикам не нужно доказывать виновность налогоплательщика, если вступил в силу приговор суда по уголовному делу (ч. 4 ст. 69 АПК). В приговоре суд общей юрисдикции установил, что директор налогоплательщика организовал формальный документооборот со спорным контрагентом. Арбитражные суды приняли информацию из приговора (Постановление АС Центрального округа от 18.07.2018 по делу № А09-10057/2016) и не стали отменять решение ИФНС (Постановление АС Дальневосточного округа от 30.08.2018 по делу № А54-3158/2016).

Материал подготовлен в рамках проекта ТПП РФ «Навигатор успеха».

Последнее изменение Среда, 21 августа 2019

О палате

Смоленская торгово-промышленная палата – крупнейшая региональная негосударственная организация, объединяющая более 400 наиболее успешных предприятий, учреждений, фирм и индивидуальных предпринимателей Смоленщины.

За два десятка лет она превратилась в развитую структуру, располагающую значительными организационно-техническими ресурсами и высоко профессиональным кадровым потенциалом.